Парфюмерия, косметика, аксессуары по приятным ценам в интернет-магазине VALERY-SHOP.COM

Парфюмерия, косметика, аксессуары по приятным ценам

Сделать заказ просто

в интернет-магазине

Главная Заработай с нами Слово президента О компании Бизнес Маркетинг-план Сетевикам Косметика Парфюмерия Гороскоп ароматов Обучение Представители Барнаул Поощрения Бренды Аромаэротика Преимущества РЕГИСТРАЦИЯ Сертификаты Прайсы Новости Мероприятия Производство О складах Корпор. культура Статьи Юмор МЛМ Офисы Доп. продукция Аромастудии Квалификации Архив

 Новые инструменты
для работы!
Спешите приобрести!

Книга "Ароматный
шлейф любви" о
магическом
воздействии ароматов
на человека

 
 

 

Giorgio Armani

Аромат Armani Code For Women

Врач-недоучка
ЕСЛИ бы кто-нибудь смог вывести формулу, по которой законченные неудачники вдруг превращаются в преуспевающих людей, человечество было бы ему очень признательно. Взять того же Армани — ну ничего выдающегося этот юноша, казалось бы, собой не представлял.

Он был одним из троих детей в обычной итальянской семье, жившей в небольшом городке неподалеку от Милана. По сегодняшним меркам, дыра дырой. А уж тогда, в 30-е годы ХХ века, это и вовсе было захолустьем. В те времена считалось хорошим тоном пристраивать сыновей в медицину или юриспруденцию. Если один из братьев шел в адвокаты, то другому светила непременно карьера врача. Джорджио решил стать доктором. А что! Очень почетная профессия — избавлять людей от страданий. Да и денежная — без клиентуры даже в таком городишке, как его родная Пьяченца, не останешься.

Но после двух лет учебы на медицинском факультете престижного университета в Болонье Армани понял, что карьера врача — это не для него. При виде крови ему каждый раз становилось дурно, а после того как Армани отказался идти на плановое вскрытие трупа (чтобы погрузиться, как их уверял профессор, «в волшебный мир надпочечников, альвеол и желез»), документы пришлось забрать.

Красавчик Джорджио (как звали его приятели) некоторое время проработал помощником фотографа, а потом отправился отдавать долг государству — служить в армии. Родители надеялись, что суровые армейские будни закалят их чадо и он вновь вернется в университет доучиваться на врача, но Армани решил по-другому. Джорджио устраивается подсобным рабочим в крупнейший универмаг Милана — «Ринасценте». И вот тут-то он почувствовал себя абсолютно в своей тарелке. Армани начал быстро продвигаться по карьерной лестнице — сперва его повышают до оформителя витрин (должность очень ответственная — ведь «Ринасценте» располагается в самом сердце города, напротив восхитительного собора, где всегда толкутся сотни туристов), а затем переводят в штат закупщиков одежды.

Пересматривая сотни костюмов, жакетов, юбок, Армани учился отличать по-настоящему элегантные вещи от дешевого ширпотреба, он, как губка, впитывал азы портновского искусства, пытался разобраться в том, по каким законам те или иные вещи входят в моду или объявляются устаревшими. Его кумиром стали английские модельеры: «В то время, в конце 60-х, Англия была крупнейшим центром моды. Пока я работал в «Ринасценте», мы частенько ездили в Лондон — просто чтобы познакомиться с новейшими тенденциями в моде. Мы бродили по улицам, по магазинам и с жадностью все запоминали. В каком-то маленьком бутике я нашел потрясающие желтые кардиганы. Я немедленно купил несколько штук и привез их в Италию. В «Ринасценте» решили, что я сошел с ума, — они просто не представляли, кто из клиентов решится купить такое безумие. Конечно, эти кардиганы куда уместнее смотрелись бы в гардеробе у герцога Виндзорского, а не у рядового миланца. Но сами модели были такие восхитительные! И очень, очень английские…»

Проработав несколько лет в «Ринасценте», Армани решает, что теорией моды он овладел, пора уже переходить к практике. И в 1961 году нанимается ассистентом к своему знаменитому соотечественнику Нино Черутти, чтобы в течение шести лет шить, кроить и вычерчивать лекала в принадлежащей Черутти компании «Хитман», выпускавшей мужскую одежду. Затем, став «вольным художником», он работает стилистом у корифеев моды — Эммануэля Унгаро и Эрменеджильо Зенья. Подобная «стажировка» заняла 10 лет, зато теперь Армани был уверен — он знает все, что необходимо знать дизайнеру об искусстве создания одежды.

Золотые правила
ЕМУ было 40, когда он решил поставить все на кон и создать собственную марку. В 1974 году он выводит на подиум свою первую мужскую коллекцию, через год за мужской последовала женская линия. «Визитной карточкой» Армани стал классический костюм, который с одинаковым успехом могут носить (и носят) как мужчины, так и женщины. Стиль, который избрал для себя Армани, называют вневременным, но при этом каждый раз его коллекции появлялись на подиуме как нельзя вовремя. Конец 70-х — начало 80-х — эпоха, когда на смену «детям цветов» хиппи пришли яппи — «дети больших городов», молодые люди с большими запросами и большими амбициями. Яппи предпочитали жить в одиночку, не иметь семей и детей, так как быт мешал главному — продвижению по карьерной лестнице. «Юных городских профессионалов» (так переводится это ставшее модным словечко «яппи») привлекали три сферы — юриспруденция, СМИ и фондовая биржа.

В пику хиппующей молодежи, не вылезавшей из старых джинсов и вышитых крестьянских рубах, яппи с удовольствием носили костюмы и галстуки, не боясь, что в такой одежде они будут выглядеть, как их родители. Двубортный костюм с нарочито большими плечами стал их своеобразной униформой. Эту идею и подхватил Армани — он сделал пиджак чуть более элегантным и свободным по крою, материалы — более мягкими и приятными, добавил к формальному костюму неформальный узкий кожаный галстук и ботинки из цветной кожи — и сердца деловых мужчин были покорены.

А когда на экраны вышел фильм «Американский жиголо», где Ричард Гир вальяжно раскидывал по кровати свою «рабочую одежду» — пиджаки, рубашки и галстуки от Армани, — итальянский дизайнер стал кумиром заокеанских модников.

Теперь можно было заняться женщинами, вернее, их одеждой. В эпоху эмансипации ни одна уважающая себя леди не мыслила жизни без делового костюма. Но при этом хотелось бы в этом костюме выглядеть не как «синий чулок», а очень даже привлекательной особой. Армани с присущей ему деликатностью перекроил мужской пиджак в женский, чуть больше подчеркнул линию талии, чуть ниже посадил пуговицу, открыв грудь, предложил надеть жакет с полупрозрачной блузкой или декорированным кружевами бюстгальтером. Женщины «проголосовали кошельком» — его коллекции стали расходиться с рекордной скоростью. В 1990-х годах в униформу от Армани оделась даже крупнейшая авиакомпания Италии — «Алиталия».

Постепенно костюмы с широкими плечами трансформировались в более умеренные, но неизменно элегантные силуэты. Армани утверждает, что давно вывел для себя три «золотых правила» моды: исключи излишки, подчеркни комфортабельность тех моделей, которые предлагаешь, и докажи, что простота может быть элегантной. Армани первым доказал, что «люксовый» не означает «неудобный» или «излишне пафосный». Он не устает повторять: «Мне всегда хотелось помочь мужчинам и женщинам чувствовать себя комфортно и уверенно в той одежде, которую они купили, а не делать моду ради моды. Я считаю, что стиль — это та единственная роскошь, которую можно себе позволить независимо от того, есть у тебя деньги или нет».

Долгое время ему не покорялась лишь одна вершина — Голливуд. Американские звезды не хотели рисковать, доверяя свой имидж «горячему итальянскому парню», а не изысканным и проверенным временем французам. Но после того, как Мишель Пфайффер появилась на обложке популярного американского глянцевого журнала в костюме от Армани, звездные клиенты завалили дизайнера просьбами одеть их на церемонию «Оскара». Теперь на красной голливудской дорожке демонстрируют вечерние туалеты от Армани Роберт Де Ниро, Джоди Фостер, Рассел Кроу, Бениссио Дель Торо и многие, многие другие. Но самый широкий жест по отношению к художнику сделал Нью-Йоркский музей Гуггенхайма — к 25-летию творческой деятельности Армани музей Гуггенхайма подготовил экспозицию его моделей. Армани стал единственным модельером, чьи работы демонстрировал этот престижнейший центр современного искусства.

Человек без комплексов
КОГДА-ТО, чтобы начать свое дело, Армани пришлось продать «Фольксваген». Но оказалось, игра стоила свеч. Скромное ателье постепенно переросло в громадную модную империю с годовым оборотом в миллиарды долларов. Сегодня список наград Армани такой же длинный, как количество нулей на его банковском счете.

Деньгами Армани распорядился с умом, вложив их в недвижимость. К головному миланскому офису он присоединил три особняка в разных частях Италии. А если друзья или журналисты не могут найти его в Италии, значит, Армани улетел на французскую Ривьеру. Здесь, в Сен-Тропе, излюбленном месте отдыха западных звезд, Армани прикупил себе еще одну виллу. Но сам он предпочитает отдыхать на вилле неподалеку от Милана — это впечатляющих размеров строение в стиле XVIII века с 25 уютными комнатами. Сюда вхожи сам мэтр, его мать, сестра, племянницы и самые близкие друзья — Ричард Гир, Джоди Фостер, Гвинет Пэлтроу. Если в моде фирменный знак стиля Армани — сдержанность и пристрастие к серым и синим тонам, то вилла являет собой полную противоположность. По комнатам разбросана масса маленьких подушечек, по полочкам, каминам и столикам расставлены вазочки, статуэтки, фотографии в цветных рамках, антикварные игрушки, на стенах — зеркала в пышных золоченых рамах. А обои — розовые в цветочек! И ни одного Рембрандта или Рубенса. Лишь одно помещение в доме — рабочий кабинет Армани — оформлено в минималистском стиле: огромный стол из стекла и небольшие светильники над ним.

Хотя все эти шикарные апартаменты частенько стоят пустыми. При безумном количестве поклонников большим количеством друзей Армани не обзавелся. Он вообще не из тех людей, существовать рядом с которыми легко. Если при первой встрече вас не отпугнет суровый взгляд его холодных голубых глаз и вы все же попытаетесь продолжить знакомство, то обнаружите, что беседуете с законченным снобом, который даже не пытается скрыть, как вы ему надоели. Возможно, поэтому его сильно не любят коллеги по цеху. А после того как в 1982 году портрет Армани с подписью «Самый известный итальянский дизайнер» был помещен на обложку журнала «Тайм» (до него такой чести удостаивался только Кристиан Диор), знаменитейший Валентино Гаравани записал Армани в свои личные враги. «Вы посмотрите на этого медика-недоучку! Он что, серьезно думает, что единственный в Италии умеет шить одежду?» — возмущался модельер. Правда, в глубине души Армани остался скромн